Форум » На чём стоим? » Соединённые Штаты всего мира » Ответить

Соединённые Штаты всего мира

eremey: Глава 1. Объединяй и властвуй! Глава 2. Европа: плацдарм или протекторат? Глава 3. Троянский конь партнёрства Глава 4. Арабская головоломка Глава 5. От Льва Троцкого к Бараку Обаме Глава 6. Новая религия или операция прикрытия? Глава 7. Культура как средство Глава 8. Что делать с Россией и Китаем? Глава 9. Украинский тупик Глава 10. По прозвищу "ИГИЛ" Глава 11. Экономическое процветание и его последствия Глава 12. Пути спасения http://www.amazon.com/United-States-World-rescue-Russian/dp/152285469X/ref=sr_1_1?ie=UTF8&qid=1450727494&sr=8-1&keywords=vladimir+kolganov

Ответов - 5

eremey: Объединяй и властвуй! Отрывок из первой главы: С давних пор у сильных мира сего возникал соблазн подчинить себе другие народы. Чингисхан захватил значительную часть Азии, в Средиземноморье господствовала Римская империя, на смену которой пришёл Османский халифат. Британская империя подчинила себе аборигенов Австралии и индейские племена на территории нынешней Канады, завоевала Индию и значительные территории на Африканском континенте. Российская империя со времён Петра Великого расширила свои владения от Балтийского моря до Тихого океана, присоединив часть Центральной Азии и Кавказ. В начале XIX века возникла Австрийская империя Габсбургов, существовавшая относительно недолго. Ещё меньше времени выпало на долю империи Наполеона Бонапарта и гитлеровского Третьего Рейха. Такое впечатление, что народы существовали в ожидании очередного захватчика или покровителя. Если бы речь шла лишь о покровительстве, то против этого было бы трудно возразить. Сильные государства способны защитить от воинственных соседей, приобщить неразвитые страны к достижениям цивилизации. Другое дело, если целью является получение дешёвого сырья и новых рынков сбыта без учёта интересов покорённого народа. Для закрепления своего господства сильные государства навязывали другим народам свою религию. Правители Османского халифата, политика которых базировалась на принципе «одна империя, одна вера, одна власть», ничем не отличались от европейских крестоносцев, огнём и мечом пытавшихся утвердить христианскую религию в Прибалтике, на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Особый интерес представляют причины распада империй прошлых лет. Збигнев Бжезинский, советник по национальной безопасности в администрации президента Джимми Картера, в книге «Великая шахматная доска» (The Grand Chessboard: American primacy and its geostrategic imperatives), опубликованной в 1997 году, так объясняет причины краха Великого Рима: «Три основные причины, в конечном счёте, привели к краху Римской империи. Во-первых, империя стала слишком большой для управления из единого центра, однако её раздел на Западную и Восточную автоматически уничтожил монополистический характер её власти. Во-вторых, продолжительный период имперского высокомерия породил культурный гедонизм, который постепенно подорвал стремление политической элиты к величию. В-третьих, длительная инфляция также подорвала способность системы поддерживать себя без принесения социальных жертв, к которым граждане больше не были готовы. Культурная деградация, политический раздел и финансовая инфляция в совокупности сделали Рим уязвимым даже для варваров из прилегающих к границам империи районов». Конечно, при тогдашних средствах связи и передвижения, с учётом невозможности быстрой переброски войск или нанесения молниеносного превентивного удара держать в повиновении огромную империю было нелегко. Этому препятствовали и внутренние распри среди претендентов на императорский престол. Единственно верным решением в сложившейся ситуации было разделение империи на составные части – этими региональными образованиями в годы правления императора Диоклетиана стали управлять тетрархи – соправители, назначенные императором. К несчастью, такая система правления просуществовала всего лишь двадцать лет, после чего снова началась ожесточённая борьба за единовластие в империи, которая закончилась её разделением на две части – Западную и Восточную. Это разделение и стало началом конца Великого Рима, который пал под ударами войск варваров, пришедших из центральных и западных областей Европы. Однако главная причина краха Римской империи заключалась в том, что она остановилась в своём развитии. Великий Рим перестал удовлетворять основному принципу существования империи – завоевание всё новых и новых территорий. Схожего мнения придерживается американский военный историк Элиот Коэн – его статья была опубликована 18 ноября 2004 года в Global Af-fairs: «Логика империи сводится к логике расширения, а сложнейшая стратегическая проблема империи – это принятие непомерных обязательств и перенапряжение ресурсов». Иными словами, империя вроде бы обязана расширяться, но не всегда так получается из-за внутренних причин. Однако стратегия тут ни при чём, поскольку это уже проблема власти, которая оказалась некомпетентна и не смогла учесть все риски расширения, не сумела должным образом организовать управление захваченными территориями. Римскую империю привела к краху непрекращающаяся борьба внутри правящей элиты. Империя Чингисхана распалась, поскольку у него не нашлось достойного преемника – правившие после него великие ханы были не в состоянии удержать единоличную власть в своих руках. Логичным выходом из критической ситуации стало бы создание в империи подконтрольных центральной власти регионов, в которых могли править члены рода Чингисидов. Однако они были не в состоянии договориться между собой, и даже захват новых территорий не прекратил ожесточённую борьбу за власть, что привело к ослаблению империи и к постепенной утрате контроля над завоёванными государствами. Россия тоже не избежала внутренних междоусобиц, но после восшествия на престол Петра I серьёзных конфликтов, угрожавших распадом государства, не возникало. Вместе с тем, ещё со времён Ивана Грозного Россия периодически поглощала слабые государства, располагавшиеся близ её окраин, и продолжала расширяться после формального провозглашения империи в 1721 году. Помимо Польши и Финляндии, были присоединены обширные территории на Кавказе и в Средней Азии. При этом ряд новых областей в составе России пользовался правами широкой автономии. Великие князья, ближайшие родственники императора, не покушались на власть, а взамен получали богатые имения и высокие должности, в частности, был учреждён институт наместничества в Польше и на Кавказе – по сути, великие князья едино-лично правили в этих областях, но под контролем государя. Надо признать и то, что дядья и братья императора, в отличие от монгольских ханов, понимали, что величие и мощь империи основаны на единстве правящей элиты. Последним приобретением России стало учреждение протек-тората над Монголией. Свидетельством ослабления империи стало поражение в русско-японской войне 1904-1905 годов, которое поставило крест на проекте по захвату северо-восточных областей Китая. Бездарный император, которому не по силам было проводить реформы в интересах государства, стал основным виновником гибели Российской империи. После окончания первой мировой войны возникла новая империя – Союз Советских Социалистических Республик. В первые годы его существования была предпринята попытка «разжечь огонь мировой революции». Однако неудачи в Германии и Венгрии, слабость советской экономики заставили Сталина отказаться от этой идеи, хотя Лев Троцкий продолжал мечтать о единой социалистической Европе. Возможности для расширения империи появились после окончания второй мировой войны, когда в орбиту влияния СССР были вовлечены государства Восточной Европы, ставшие частью «социалистического лагеря». Новые предпосылки расширения советской империи возникли в связи с подъёмом национально-освободительного движения в бывших колониях Великобритании, Нидерландов и Франции. СССР поддерживал эту борьбу, выделяя финансовые средства, поставляя оружие и подготавливая военных специалистов. Однако воспользоваться в полной мере победой революционных сил в Африке и в Юго-Восточной Азии не удалось. Главная причина этой неудачи была та же, что погубила империю Николая II – слабая, некомпетентная власть. Отказ советского руководства от проведения прогрессивных реформ в экономике не позволил осуществить своеобразный плана Маршалла для вновь возникших государств. Выделенных на эти цели средств в итоге не хватило, чтобы удержать лидеров национальных революций в подчинении. Итак, главный совет, который можно дать претендентам на мировое господство, – не останавливаться в своей экспансии, в расширении своего влияния на другие государства или в захвате новых территорий. Однако всякой экспансии когда-нибудь наступает чисто физический предел, если только не обратить свой взор в космическое пространство в поисках новых приобретений. При тех ограничениях, которые определяются размерами нашей планеты, можно представить себе следующий, единственно приемлемый вариант развития событий – когда завоёвывать станет уже нечего, достигнутое количество должно непременно перейти в качество. Так было в истории образования Соединённых Штатов на территории бывших британских колоний в Северной Америке. После приобретения французских владений, нейтрализации воинственных индейских племён и отторжения части территории соседней Мексики оказалось, что расширяться больше некуда. На востоке и на западе берега США омывают океаны, для войны с могущественной Британской империей за Канаду не хватило сил, а Мексика после захвата половины её территории уже не представляла интереса. Закончилась гражданская война между Севером и Югом, были завоёваны Пуэрто-Рико, Гавайские острова и Филиппины (оттуда США ушли после второй мировой войны) и наступило вре-мя без войн и внутренних конфликтов. Вскоре годы затишья и напряжённого труда дали свой результат – США достигли потрясающих успехов в экономике. Казалось бы, можно успокоиться, однако экономика не могла успешно развиваться без завоевания новых рынков сбыта и источников сырья. Со временем, уже после распада СССР, эта насущная необходимость трансформировалась в концепцию мирового господства, которая часто маскируется расплывчатым термином «мировое лидерство». В отличие от прежних империй, устойчивость США как мировой державы пока сохраняется благодаря наличию могущественных финансово-экономических элит, которые реально определяют политику страны. Однако их интерес – увеличение своего богатства, частью которого они готовы поделиться с населением страны – ничем не отличается от тех интересов, которые были положены в основу существования распавшихся Римской, Османской и других империй. Риск распада любой подобной империи связан с возникновением непреодолимых противоречий между реально властвующими элитами. В нынешней Америке такие противоречия минимальны. Скажем, республиканцы, которых поддерживает в основном военно-промышленный комплекс, предпочитают разрешение внешнеполитических проблем с помощью вооружённых сил, а демократы куда более осторожны. Однако те и другие пока вполне благополучно сосуществуют, несмотря на взаимную критику и время от времени возникающее жёсткое противостояние в Конгрессе США. После окончания первой мировой войны на первый план вы-шла проблема безопасности – защиты от агрессивно настроенных государств, жаждущих новых территориальных приобретений. В 1920 году была создана Лига Наций, целью которой было предотвращение вооружённых конфликтов между государствами и противодействие угрозе возникновения новой мировой войны. Однако эта международная организация, объединявшая несколько десятков стран, так и не смогла противостоять агрессивным намерениям гитлеровской Германии. Взамен не оправдавшей надежд Лиги Наций после окончания второй мировой войны была образована Организация Объеди-нённых Наций, главное отличие которой от предшественницы заключалось в возможности принятия решений простым большинством голосов, что затрудняло возможность блокирования инициатив, направленных на укрепление международной безопасности. Впрочем, такая возможность сохранилась при голосовании в Совете Безопасности ООН, но правом вето могут воспользоваться только его постоянные члены – СССР, США, Великобритания, Китай и Франция. ООН многое сделала для поддержания мира и безопасности, однако оказалась не в состоянии противостоять войнам в Корее и во Вьетнаме, аннексии Израилем сирийской территории, вторжению США в Ирак, бомбардировкам Ливии. Бессильна ООН и в тех случаях, когда происходит насильственная смена государственной власти, инициированная извне. Миротворческие силы ООН используются для прекращения вооружённых конфликтов, угрожающих жизни населения, однако такое вмешательство более или менее эффективно лишь в африканских странах. Любопытный диалог на тему о роли Организации объединённых наций в обеспечении международной безопасности приведён в книге «Америка и мир. Беседы о будущем американской внешней политики» (America and the World: Conversations on the Future of American Foreign Policy). Авторами этого сборника интервью, опубликованного в 2008 году, стали Збигнев Бжезинский, Брент Скоукрофт, советник по национальной безопасности президентов Джеральда Форда и Джорджа Буша-старшего, и журналист Дэвид Игнатиус: Скоукрофт: …ООН – очень слабый инструмент. Она создавалась в совершенно других условиях. В сегодняшнем мире нам вряд ли удалось бы создать ООН. Игнатиус: Почему? Люди стали настолько нетерпимы друг к другу? Скоукрофт: Безусловно. Игнатиус: Збиг, вы согласны? Бжезинский: Да. Проблема не в нетерпимости людей, а в нежелании или неспособности политиков договариваться на взаимоприемлемых условиях. Сильному государству такие переговоры ни к чему – оно стремится взять под свой контроль относительно слабые страны, используя экономические санкции и вооружённое вмешательство. Если не удаётся использовать ООН для достижения этих целей, эта организация становится помехой. ............

eremey: Отрывок из главы 4, посвящённый псевдо-проекту по использованию «контролируемого хаоса» в геополитике: ...Так в чём же причина нынешнего беспорядка на Ближнем Востоке? Ясно, что США что-то «намудрили», однако есть разные мнения на этот счёт. Кто-то считает, что беспорядок – это особенность, присущая ближневосточному региону, а США только разбудили его, надеясь, что после пробуждения всё постепенно успокоится. Другие уверены, что Соединённые Штаты невольно нарушили тот порядок, который только и мог существовать в этом регионе – иными словами, совершили непоправимую ошибку. Иного мнения придерживается Сергей Нарышкин, председатель Государственной Думы РФ – его статья опубликована в «Российской газете» 9 августа 2015 года: «Вашингтон заинтересован в нестабильности, дающей Соединённым Штатам время для продолжения старых и начала новых разбоев… Их внешний долг огромен, а разорение других государств – самый привычный для них метод…» 44 Внешний долг США обсудим позже. Здесь же следует отметить, что разорены Украина, Ирак, Сирия, ну а последняя попыт-ка разорения предпринята в 2014 году, когда против России были введены санкции и, в дополнении к этому, удалось обрушить цены на нефть. При этом не обошлось без участия Саудовской Аравии, крупнейшей нефтедобывающей страны. Но вот нужна ли Соединённым Штатам нестабильность в ближневосточном регионе? На эту тему более подробно высказался в интернете публицист Борис Подопригора: «Проект ББСВ (Большой Ближний и Средний Восток) соответствует планам переформатирования североафриканского и центрально-азиатского пространства с целью создания зоны долговременного управляемого хаоса… Так укрепляется база не столько исламского влияния… сколько именно саудовского. Когда же саудиты осознали себя владельцами как минимум трёх из четырнадцати триллионов сомнительно обеспеченных американских долларов, на ближневосточной палубе послышался опасный ропот. Пока дело не дошло до бунта, в Вашингтоне решили предупредить Эр-Рияд примером его соседей… Пока не выстроилась новая иерархия, управлять хаосом будет легко». Версию об управляемом хаосе на Ближнем Востоке не раз излагали на российском телевидении Сергей Михеев, политолог, директор Центра политической конъюнктуры, и Алексей Фененко, ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности Российской академии наук. Наверняка в США есть сторонники этой сомнительной идеи – прежде всего, израильское лобби. Они рассматривают создание обстановки временного хаоса как средство переформатирования Ближнего Востока, изменения нынешних границ государств в интересах и Соединённых Штатов, и Израиля. Что думают об этом Бжезинский и Скоукрофт? Вот фрагмент из книги «Америка и мир. Беседы о будущем американской внешней политики»: Бжезинский: …Израильская общественность занимает по отношению к этой проблеме намного более гибкую позицию, чем руководство 45 крупных американских еврейских организаций, которые активно участвуют в общественно-политических событиях, но не отражают при этом мнения большинства американских евреев, намного более либеральных… Скоукрофт: …Вывод войск из сектора Газа осуществлялся как раз таким образом, чтобы после него там воцарился хаос… Как видим, мнения экс-политиков не совпадают, однако никто из них ни слова не сказал о том, что США заинтересованы в создании хаоса. Даже Томас Барнетт, один из разработчиков стратегии президента Буша на Ближнем Востоке, утверждал, что целью вторжения в Ирак было «встряхивание» в надежде, что в результате восторжествует демократия. Но, как мы убедились, сло-ва эти были предназначены лишь для того, чтобы оправдать неудачную акцию в Ираке. Понятно, что Израиль и израильское лобби в США заинтересованы в реализации принципа «разделяй и властвуй» путём изменения границ ближневосточных государств. В 2013 году Робин Райт, бывший репортер газеты Washington Post, а ныне научный сотрудник Американского института мира и Международного центра поддержки ученых Вудро Вильсона, опубликовала в газе-те New York Times статью, где рассказала о том, как могла бы выглядеть карта Ближнего Востока, если бы при её разработке были учтены этнические и религиозные границы. На этой карте вместо Саудовской Аравии появляются пять стран: «Северная Аравия», «Южная Аравия», «Западная Аравия» и «Восточная Аравия». Ещё одно государство – это «Ваххабистан» со столицей в Эр-Рияде, куда входит Йемен. Сирия и Ирак на этой карте разделены по этническому и конфессиональному признакам. В результате такого переформатирования вместо существующих по-ныне пяти государств возникают целых четырнадцать! Чем-то такая ситуация напоминает распад Югославии и СССР на отдельные республики. При этом вроде бы достигается главная цель – повышение безопасности Израиля. Но стоит ли всерьёз рассматривать возможность реализации идеи управляемого хаоса на Ближнем Востоке? Впервые научное понятие хаоса попытался связать с пробле-мами внешней политики Стивен Манн. Филолог по образованию в 1976 году перевоплотился в дипломата, а в 1992 году опубликовал в ежеквартальном издании Пентагона статью под многозначительным названием «Теория хаоса и стратегическая мысль». В ней бывший специалист по немецкому языку предложил исполь-зовать теорию хаоса, получившую развитие в 70-80-х годах, для решения стратегических задач: «Настоящая ценность теории хаоса находится на более высоком уровне – в сфере национальной стратегии. Хаос должен изменить способ восприятия всего набора человеческих взаимодействий… Сейчас возникают беспокоящие нас вопросы: является ли теория хаоса лишь удобной метафорой для описания этих взаимодействий или эти взаимодействия в действительности следуют скрытым зако-нам хаоса? Эта метафизическая головоломка находится за гранью области этой ограниченной статьи; но интуиция, сознательный разум позволяют предположить, что второе объяснение является вполне корректным». Некоторые аналитики утверждают, что «бархатные» и «цветные» революции в Восточной Европе и в Северной Африке стали возможны только благодаря использованию этой теории, заим-ствованной из математики и физики. Интуиция Стивена Манна может предполагать всё что угодно, однако организаторы массовых революционных и контрреволюционных выступлений в России начала прошлого века вряд ли были знакомы с теоретическими основами «управляемого хаоса». Они действовали по намеченному плану, корректируя его в зависимости от ситуации, направляя людей, подсказывая, что нужно делать – для этого в толпу внедрялись координаторы, провокаторы и боевики. Благодаря этому в определённый момент народный протест мог перерасти в целенаправленные акции по захвату государственных учреждений, предприятий и воинских казарм. Для человека непосвящённого подобные действия на начальной стадии могли выглядеть как хаос, но это не более чем красивое словцо, не имеющее отношения к реальности. В наше время термин «управляемый хаос» был использован для оправдания провалов политики США на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Куда разумнее убедить мировую общественность в том, что так и было всё задумано, чем признавать свои ошибки. Ситуации в Ираке, Ливии, Сирии и на Украине вполне соответствуют общепринятому пониманию хаоса. Поэтому был сделан информационный вброс, причём весьма изящно – руками заграничных, в том числе российских политиков и политологов, которые, что называется, повелись на вашингтонскую задумку. А вот и первоисточник – статья канадского политолога Махди Дариуса Наземрайя под названием «Планы переформатирования Ближнего Востока: проект для «Нового Ближнего Востока» (Plans for Redrawing the Middle East: The Project for a “New Middle East”). Впервые статья была опубликована на сайте Global Research в ноябре 2006 года, а в сентябре 2015 года снова появилась на том же сайте. Очень уж этот «проект» оказался к месту и ко времени. Вот что написал Наземрайя, ссылаясь на источник в вашингтонской администрации: «Этот проект, который находился в стадии разработки в течение нескольких лет, состоит в создании дуги нестабильности, хаоса и насилия, которая простирается от Ливана, Палестины и Сирии до Ирака, Персидского залива, Ирана и Афганистана. Проект "Новый Ближний Восток" был представлен публично Вашингтоном и Тель-Авивом в расчёте на то, что Ливан станет отправной точкой для переформатирования всего Ближнего Востока и последующего создания там "конструктивного хаоса". Этот "конструктивный хаос" – который создаёт условия для насилия и войны на всей территории региона – в свою очередь предполагается использованы таким образом, чтобы Соединённые Штаты, Великобритания и Израиль могли перекроить карту Ближнего Востока в соответствии с их геостратегическими потребностями и целями». Характерно, что статья впервые появилась в то время, когда в Ираке участились террористические акты и вооружённые столкновения с противниками оккупации страны армией Соединённых Штатов. Судя по всему, кое-кто в Вашингтоне озаботился поисками способа закамуфлировать свои неудачи, предвидя дальнейшее ухудшение ситуации. Тогда и родилась идея этого псевдо-проекта, основанного на конструктивном, контролируемом или управляемом хаосе. ...................

eremey: Отрывок из главы 4: Генри Киссинджер в книге «Мировой порядок» привёл слова главы Исламской республики Иран аятоллы Хаменеи: «Исламское пробуждение, о котором высокомерные реакционеры на Западе даже не упоминают, очевидно для всех, и его признаки можно наблюдать почти во всём мусульманском мире». Не смею ставить под сомнение мнение иранского аятоллы. Но чем же вызвано это пробуждение? Ответ находим в книге Збигнева Бжезинского «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство»: «Свойственный современному миру беспорядок является… следствием ещё одной новой реальности: мир пробуждается к политическому осознанию неравенства в обстоятельствах человеческого бытия. До сравнительно недавнего времени огромное большинство человечества безропотно мирилось с социальной несправедливостью». Само по себе это пробуждение вполне безобидно и никому не угрожает, если не имеет финансовой основы. Голыми руками бороться с несправедливостью – дело долгое и малоперспективное. Однако США в 80-е годы прошлого столетия вооружили Талибан в Афганистане, дабы он смог эффективнее бороться с советскими войсками. Затем некоторые монархии Персидского залива стали финансировать радикальные группировки суннитов, восставших против попыток установления американского порядка на территории Ирака. Отсюда следует вывод, что беспорядок стал следствием не пробуждения, а весьма неосмотрительного вложения финансовых средств в руки политических авантюристов, которые не останавливаются ни перед чем в стремлении к желанной цели. А цель проста – захватить власть в регионе и установить контроль над нефтегазовыми месторождениями. Тогда никакой Вашингтон им не указ, и можно строить новую империю под названием «Арабский халифат», внушая поднадзорному гражданам надежду на грядущее процветание. «Кто был ничем, тот станет всем!» – эти слова из коммунистического гимна ещё не раз заставят обездоленных взяться за оружие. Так будет до тех пор, пока сохраняются нищета и несправедливость на Земле. Отрывок из главы 11: Член политбюро «Свободных правых» Тьерри Ге тоже считает, что распространение влияния ИГИЛ нельзя объяснить только бедностью арабского населения. Об этом он сказал, отвечая 24 ноября 2015 года на вопросы французского журнала Atlantico: «Если социальное неблагополучие объясняет появление десятков тысяч исламских экстремистов, почему тогда террористов так мало в Индии, Китае, Мексике и вообще в Латинской Америке? Ведь многие страны там очень бедны. Если нищета объясняет всё, почему тогда худшие экстремисты родом из Саудовской Аравии и прочих нефтяных монархий, где деньги текут рекой? … Главная движущая сила исламизма носит скорее религиозный и идеологический характер. Кроме того, можно сказать, что созданный дехристианизацией Западной Европы вакуум открыл путь для ислама». С последним утверждением трудно согласиться. Вряд ли толерантность нынешней Европы привела к полному забвению христианских ценностей, хотя в какой-то степени это обвинение справедливо. Однако мирное сосуществование различных религий в нашем мире неизбежно, иначе мир покатится в тартарары. Так почему же совсем не бедные люди становятся членами военизированных организаций исламских радикалов или под-держивают их материально? Дело в том, что отличие от обычных банд, грабящих и убивающих с целью наживы, эти организации предлагают воевать и умирать за идею, основой которой является справедливое распределение материальных благ и поддержание нравственности в соответствии с религиозными канонами. Они готовы воевать против той Европы, где нравственность толкуется весьма своеобразно, где лицемерие стало привычной формой оправдания любых поступков, где бедные живут на объедки со стола богатых. Скорее всего, именно эти аргументы агитаторы ИГИЛ используют для вербовки будущих боевиков и воспитания фанатиков. Своей непримиримостью, жестокостью по отношению к врагам они внушают веру в то, что выполнят свои обещания и доведут начатое дело до конца. Увы, причины военных успехов и роста популярности ИГИЛ среди мусульман так и остались тайной за семью печатями для многих американских политиков и генералов, которые заявляют о готовности раз и навсегда покончить с этой террористической организацией. Желая разобраться в том, что происходит в Сирии и в Ираке, командующий американскими войсками, которые противостоят ИГИЛ в Ираке, решил устроить мозговой штурм. Для этого были привлечены университетские профессора и военные эксперты. Желание понятно – пора бы, наконец, понять, с кем США приходится бороться. Выступая перед собравшимися интеллектуалами, генерал Майкл Нагата не скрывал своей растерянности: «Мы не победили идею. Мы даже не понимаем идею… Что делает ИГИЛ таким привлекательным, откуда они черпают вдохновение? … ИГИЛ обладает некой притягательной силой, что обеспечивает его ресурсами, талантливыми людьми, оружием и позволяет сплотиться, набраться смелости, причём это достигается такими способами, которые нас тревожат». Эти слова были сказаны в августе 2014 года, а на следующей конференции, уже в октябре того же года, генерал Нагата снова заявил: «Я не понимаю нематериальную силу ИГИЛ». Результатом мозгового штурма стал двухсотстраничный труд, опубликованный в декабре 2014 года. Эксперты славно потрудились, а тем временем ИГИЛ захватывала новые территории и становилась всё сильнее. Чудны дела твои, Господи! Вместо того чтобы бомбить террористов, генерал Нагата пытается разобраться в идеологии ИГИЛ. Возможно, проведённое исследование подскажет ему цели для бомбометания? А может быть, уже оскудела американская военная мощь? Или бомбы и ракеты берегут на случай агрессии России против стран Евросоюза? Иное объяснение трудно подыскать. Что же касается многостраничного исследования, то вряд ли оно прибавит сил солдатам американской армии, но есть надежда, что позволит оправдать их неудачи в борьбе с террористами ИГИЛ.


eremey: Отрывок из главы 7, Культура как средство: Влиянию культуры на экономику посвящено немало строк в книге Збигнева Бжезинского «Великая шахматная доска»: «Фундамент растущих геополитических амбиций Америки обеспечивался быстрой индустриализацией страны. К началу первой мировой войны экономический потенциал Америки уже составлял около 33% мирового ВНП, что лишало Великобританию роли ведущей индустриальной державы. Такой замечательной динамике экономического роста способствовала культура, поощрявшая эксперименты и новаторство. Американские политические институты и свободная рыночная экономика создали беспрецедентные возможности для амбициозных и не имеющих предрассудков изобретателей, осуществление личных устремлений которых не сковывалось архаичными привилегиями или жесткими социальными иерархическими требованиями. Короче говоря, национальная культура уникальным образом благоприятствовала экономическому росту, привлекая и быстро ассимилируя наиболее талантливых людей из-за рубежа, она облегчала экспансию национального могущества». По-прежнему настаиваю на том, что экономическому росту в США способствовала вовсе не культура, но лишь освобождение частной инициативы, которая к культуре не имеет отношения – за исключением способов общения, организации управления производством и тех случаев, когда человек работает в области киноиндустрии, на телевидении или в средствах массовой информации. Тут возникает подозрение, что значительное влияние на рост экономики оказала ещё и мораль американского общества – именно отсутствие нравственных ограничений при ведении бизнеса способствовало развитию частной инициативы. Основным критерием при выборе сферы деятельности стало получение максимального вознаграждения или прибыли. Нация, увлечённая этой идеей, совершила невиданный скачок за последние сто лет. Соединённые Штаты в этом деле стали примером для многих стран, но вот беда – иногда культура препятствует использованию этого опыта в полной мере. Людям, воспитанным на произведениях Чехова и Достоевского, Булгакова и Хемингуэя, Стейнбека и Сэлинджера претит желание зарабатывать деньги любым путём, во что бы то ни стало. Здесь самое время снова вернуться к теме привлекательности культуры. Вот мнение Збигнева Бжезинского: «Применение Америкой "имперской" власти в значительной мере является результатом превосходящей организации, способности быстро мобилизовать огромные экономические и технологические ресурсы в военных целях, неявной, но значительной культурной притягательности американского образа жизни, динамизма и прирожденного духа соперничества американской социальной и политической элиты». Тут всё смешалось в кучу, но не в этом дело. Богатая страна сама по себе притягательна – недаром Америку до сих пор называют страной эмигрантов. Она способна приютить и накормить любого, кого привлекает возможность получать более высокую зарплату, а может быть, даже основать свой бизнес. Если бы Соединённые Штаты были страной-неудачницей или изгоем, вряд ли молодёжь стала бы копировать американский образ жизни. В сознании людей даже американский рок переплетается с экономическим могуществом страны. Вот и Бжезинский вольно или невольно отождествил экономическое превосходство США с воображаемым культурным превосходством: «Культурное превосходство является недооценённым аспектом американской глобальной мощи. Что бы ни думали некоторые о своих эстетических ценностях, американская массовая культура излучает магнитное притяжение, особенно для молодежи во всём мире. Её привлекательность, вероятно, берёт своё начало в жизнелюбивом качестве жизни, которое она проповедует, но её притягательность во всём мире неоспорима». Не стану спорить: американский джаз, популярные шлягеры в исполнении Фрэнка Синатры, Эллы Фитцджеральд, Луи Армстронга и других замечательных певцов надолго останутся в памяти многих поколений. За интернет и джинсы – отдельное спасибо! Однако культурное превосходство и притягательность культуры вовсе не тождественны. Одного человека привлекают картины Модильяни, Ренуара, а другому по нраву порнография. Одной из причин увлечения американской культурой среди молодёжи в СССР стал протест против примитивных методов защиты от «тлетворного влияния загнивающего Запада». Запретный плод нередко кажется особенно сладким, и власти своими действиями невольно способствовали возрастанию интереса к современной западной культуре. Помимо увлечения рок-музыкой, абстрактной живописью в пику всем надоевшему соцреализму возник ещё и огромный интерес к американскому кино. Продукцию голливудской киноиндустрии поначалу можно было увидеть только на закрытых показах, ну а теперь она составляет основу российского кинопроката, спасая его от разорения. Обилие спецэффектов, сцены насилия и эротика заменили на киноэкранах всё, чем славилось советское киноискусство – здесь речь идёт о лучших его образцах, таких как «Девять дней одного года». Особенно невнятны аргументы в пользу превосходства американской культуры, когда речь заходит о литературе. Америка вряд ли может что-либо противопоставить лучшим произведениям русских и европейских классиков, несмотря на обилие популярных авторов. Анализу феномена американской культуры посвящено немало строк в книге Джорджа Фридмана «Следующие 100 лет», изданной в 2009 году: «Американская культура представляет собой адскую смесь торжествующего высокомерия и беспросветной тоски. Итог – чувство уверенности, постоянно снедаемое страхом того, что страна уйдёт под воду из-за таяния ледников при глобальном потеплении или будет стёрта с лица земли Господом, разгневанным гомосексуальными браками, за что в обоих случаях мы несём личную ответственность». Здесь Фридман нарисовал весьма впечатляющую картину, однако, по большей части, это имеет отношение к психологии американцев. Жизнь в обществе, которое в прошлом веке развивалось бешеными темпами, может привести и к душевному расстройству, и к смещению понятий добра и зла. И даже привести к трагическим эксцессам, когда обидчикам мстят с помощью огнестрельного оружия. Если в одном человеке сочетаются черты покорителя Дальнего Запада, ковбоя, бизнесмена и банковского служащего, тогда, и в самом деле, возникает подозрение – что-то здесь не так. Джордж Фридман попытался дать этому феномену объяснение: «Существуют три стадии развития культуры. Первая – варварство. Варвары считают, что обычаи их деревни являются законами природы и что каждый, кто живёт не так, как они, не достоин даже презрения и должен избавиться от своих заблуждений или умереть. Третья стадия – декаданс, упадок. Декаденты цинично полагают, что нет ничего, что было бы хоть чем-то лучше чего-то другого… США находятся в самом начале своего культурного и исторического пути. До настоящего времени они были недостаточно последовательны для того, чтобы у них была определенная культура. По мере того как они становятся центром притяжения мира, у них развивается такая культура, которая неизбежно будет в варварском состоянии». Если следовать приведённым определениям, то варварство отличается от декаданса лишь тем, что не останавливается в своём развитии. Но возникает вопрос: куда это приведёт? Видимо, Фридман надеется, что варвары способны создать некую новую цивилизацию. Варвары разрушили культуру Древнего Рима, но что они построили взамен? Со временем на Апеннинском полуострове и близлежащих территориях возникли разрозненные княжества, враждовавшие между собой, позднее здесь властвовали австрийцы и французы. Наконец, возникла единая Италия, но можно ли считать «венцом творения», итогом развития этого государства – фашизм во главе с Бенито Муссолини? Джордж Фридман считает, что ничего подобного Америке не грозит. Несмотря на нынешнее «варварское состояние культуры», залогом процветания станет разработка новых технологий: «Американская культура – это бурлящая смесь библейских истин и компьютерных технологий, традиционных ценностей и радикальных инноваций… Компьютерные технологии меняют облик американской культуры и являются истинной причиной её гегемонии во всём мире». Нет, не могу в это поверить. Неужели создание компьютерных технологий стало возможным только благодаря варварскому состоянию американской культуры? Неужто миром правят варвары? Вопреки утверждению Джорджа Фридмана, нынешний технологический прогресс стал результатам усилий многих стран мира. Недаром значительную часть программистов в Силиконовой долине составляют выходцы из России. Америка лишь предложила оптимальные условия для быстрого внедрения инноваций в экономику и дальнейшего совершенствования технологических разработок. И за это ей огромное спасибо!

eremey: Британская Telegraph, 27.04.2016: The European Union always was an American project. It was Washington that drove European integration in the late 1940s, and funded it covertly under the Truman, Eisenhower, Kennedy, Johnson, and Nixon administrations... As this newspaper first reported when the treasure became available, one memorandum dated July 26, 1950, reveals a campaign to promote a full-fledged European parliament. It is signed by Gen William J Donovan, head of the American wartime Office of Strategic Services, precursor of the Central Inteligence Agency. Согласно рассекреченным Госдепартаментом материалам, американская разведка финансировала создание Евросоюза еще с середины прошлого века. Так, в одном из документов от 26 июля 1950 года раскрывается информация о кампании, нацеленной на продвижение Европарламента. Инициатором меморандума было Управление стратегических служб, которое является предшественником ЦРУ, отмечает издание. Итак, власти США наконец-то вынуждены были признать, что всё, что написано в книге "Соединённые Штаты всего мира" - это истинная правда.



полная версия страницы